Вот такая она, наша работа

Именно социальные работники  чаще всего приходят на помощь человеку, оказавшемуся в критической ситуации, поэтому они знают о жизни и людях гораздо больше тех, кто далёк от социального обслуживания.

О своих рабочих буднях сегодня рассказывают Елена Прокопьева и Рая Али кызы Мамедова, заведующие отделениями соцобслуживания с. Тимашево, проработавшие в этой системе не один десяток  лет.

«Наша повседневная работа – это постоянные хлопоты: помогаем, ухаживаем, заботимся. Сталкиваемся с самыми разными проявлениями человеческой сущности – с добротой и великодушием, жадностью и равнодушием; с мудростью и рассудительностью, легкомыслием и бесшабашностью. Бывали и такие ситуации, когда человека приходилось в буквальном смысле слова спасать от гибели, — вспоминает Елена Петровна. —  Не помоги мы ему, он умер бы от голода и холода. Вот одна из них. В подъезде жил мужчина – страшный, шуба на грязное, голое тело надета. Я тогда ещё соцработником была. Звонит заведующая: «Девчонки, надо помочь. А кто, кроме нас?» Я с ним по больницам ходила, по инстанциям. Подлечили, оформили документы, определили в пансионат. Он благодарил, конечно. А поначалу всё удивлялся, поверить не мог, что о нём кто-то заботится. Оказался нормальным и неглупым человеком. Признавался, что и сам не понял, как опустился на дно: развод, одиночество, собутыльники, какие-то документы подписаны в пьяном угаре, и вот ты уже бомж. Нам нередко приходится сталкиваться с маргиналами, и чаще всего бывает так: под грязной, вонючей коркой – обычный человек. Счистишь эту корку – и человек возвращается к жизни. Вот ещё один такой пример. Позвонили к нам в отделение, сказали, что в заброшенном доме поселился бомж, попросили помочь. Так часто бывает: люди уверены, что соцработники – это те, кто обязательно спасёт, позаботится, найдёт выход из любого тупика. Пошли мы к этому бомжу. Он тощий, грязный, завшивевший. Отмыли, сделали дезинсекцию. Бросили клич по селу, принесли кто, что смог – одежду, обувь, предметы быта. Мы ему еду носили регулярно. Когда оклемался хорошенько, определили его в кротовское отделение сестринского ухода, а оттуда его перевели в Тольяттинский пансионат».

«В своей работе мы часто сталкиваемся с родственниками наших подопечных, — продолжает разговор Рая Али кызы Мамедова. —  Был такой случай. У нашего соцработника на обслуживании состояли пожилые супруги, оба слепые. Бабушка с трудом, но передвигалась, а дедушка совсем не ходил. Вот как-то вечером пошла она закрывать калитку после ухода соцработника, упала во дворе и умерла. Дед почувствовал неладное, попытался выйти. Ноги свесил с кровати, а дальше двинуться не смог. Так и провисел до утра полуголый. Утром соцработник перелезла через забор – калитка закрыта, на звонки никто не отвечает, позвала родственников, вызвала милицию. Спустя какое-то время вошла в дом и увидела такую картину: дед, неловко свесив ноги, — на кровати, а родственники в шкафах роются. Положить его или хотя бы накрыть, им и в голову не пришло. Это сделала соцработник, утешая и успокаивая бедного старика.

Конечно, мы не берёмся судить, кто прав, кто виноват, какие там обиды давние, конфликты между родными людьми происходили, о которых они так и не смогли забыть, но  перед лицом смерти нужно оставаться человеком. Работа учит нас философски относиться к происходящему. Нужна помощь – мы помогаем. Грустно, что порой мы оказываемся единственными помощниками. Но бывает и так, что сначала благодарят за помощь, а потом заявление в прокуратуру пишут. Жил у нас в Тимашево одинокий мужчина с небольшими психическими нарушениями. Как-то приехала к нему в гости мама, которая в пансионате жила. Недолго погостила. Вскоре они поругались, и сын выгнал свою мать на улицу. Несколько суток эта старушка прожила на вокзале в Отрадном, где её и обнаружили какие-то давние знакомые. Как вы думаете, куда они привезли её? Ну конечно, к нам, в отделение соцобслуживания. Мы старушку обогрели, обули-одели, определили в кротовское отделение сестринского ухода. Она меня так благодарила! Обнимала, плакала, говорила, что век не забудет доброты. Не забыла. Через какое-то время приехала к нам в отделение,  я как раз в отпуске была. Она спросила мои данные, сказала, что хочет благодарность мне в газету написать. А написала заявление в прокуратуру. У неё пропали документы на квартиру, и она подозревала меня в причастности к этому. А я даже не знала о существовании этой квартиры. Когда пришёл участковый и стал задавать мне вопросы, я не сразу и поняла, о чём речь. Не могла поверить, что это всё всерьёз, пока участковый не сказал мне: «Я вас допрашиваю». Конечно, вскоре разобрались. Точнее – нашлись те документы. Старушка спрятала их куда-то и забыла.

Это, конечно, исключительный случай. Никто не собирался после этого делать переоценку ценностей, переставать с той же готовностью заботиться и помогать. Тем более что благодарят социальных работников чаще всего искренне и долгие годы. Для многих соцработников подопечные становятся близкими людьми. Если подопечный – одинокий или  родственники живут очень далеко, после  его смерти соцработники ухаживают за  могилкой.

Была у нас в Тимашево бабушка, все её тряпичницей звали. Всё что-то копила, собирала. Потом заболела сильно, ей отняли ногу. Она попросила взять её на соцобслуживание, убраться в доме. Пришли мы к ней и поняли, что здесь вилы нужны, а не тряпка и веник. На полу слоями лежали паласы, линолеум, коврики какие-то, кухня была так завалена всяким хламом, что соцработнику приходилось готовить дома и приносить эту еду бабушке. Родственников у неё не было, а она со временем стала нуждаться в постоянном уходе. Определили мы её в кабановский пансионат. Она нам в отделение письма присылала, благодарила, рассказывала, как хорошо ей там живётся.

В этом ведь и заключается наша работа: сделать чью-то жизнь легче и лучше. Поэтому так ждут люди прихода соцработника, так радуются ему, так благодарны за доброту и заботу».  

Задайте свой вопрос с помощью формы

Ваш e-mail не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности